Интересное

-
окт
05

Писатели и их коты

Писатели и их коты

Главное отличие кошки от собаки (как домашнего питомца) в том, что кошка никогда полностью не растворяется в своем хозяине, она всегда слегка отстранена и безразлична, как кантовская «вещь в себе».

Продолжить чтение
  1634 просмотров
1634 просмотров
июль
06

Мог бы написать

Мог бы написать

Мог бы написать о пороке, о том, как он лезвиями врезается в кожу.

Мог бы написать о смерти, о ее неизбежности и даже необходимости; о боли утрат.

И о тошнотворных словах, что смердят пафосом, я тоже мог бы кое-что написать.

Мог бы написать о женщинах, которых знал и не знал.

Об их теплых руках, длинных ногтях, внутренней растерянности, похоти и...

Я мог бы написать даже о любви.

Продолжить чтение
  926 просмотров
926 просмотров
мая
31

Сыграть в шахматы с жизнью

Сыграть в шахматы с жизнью

Бывает, разыгрывая партию в шахматы, знаешь, как следует походить, предугадываешь ходы соперника, имеешь представление о дальнейшем развитии игры и вроде бы успех очевиден, но недостает фигур для воплощения замысла. Не так обидно, если ты потерял свои фигуры в ходе борьбы, но самое ужасное – начинать игру, не имея важных фигур в своем арсенале изначально. Жизнь, как известно, игра. Игра непонятно с кем, непонятно за что, непонятно зачем. Жизнь – это шахматы. Но, черт возьми, сложно играть, когда фигуры кто-то снимает с доски, пока отвлекаешься покурить, например. Но никто и не обещал честной игры – раз. В шахматах шанс выиграть остается даже в проигрышной ситуации – два. На крайний случай существует пат, то есть ничья – три. А сыграть с жизнью вничью – уже неплохо.

Продолжить чтение
  1622 просмотров
1622 просмотров
апр
30

Путешествие на край ночи

Путешествие на край ночи

Холод. Перрон. Московская область. Я стоял на потрескавшемся, зацелованном лужами осени асфальте. Рядом со мной находились озабоченные бытием, замерзающие и курящие люди. Они переминались с ноги на ногу в ожидании электрички.

Трудно думать, когда холодно, и я почти не думал. Просто стоял, мерз и смотрел в серо-бетонную даль убожества, периодически озираясь на людей, что обступили (так иной раз казалось) меня со всех сторон. Наконец вдалеке забрезжил огонек электрички. И вот она остановилась. Зеленая, грязная… ее двери распахнулись ненадолго. И мы всей толпой устремились внутрь, толкаясь, раздражаясь, наступая друг другу на пятки. О, как же мы все любим друг друга!

Я уселся на деревянное сиденье у видавшего тысячи глаз окна. Осень злобно скалилась мне по ту сторону стекла, как бы говоря: я тебя всё равно достану, малыш! Я оскалился ей в ответ. Электричка тронулась. Вокруг — привычные полунищие русские люди. Мы все едем в Москву. Работать, воровать, любить, а кто-то наверняка умирать. Вставил наушники. Настроился на классическую волну по радио, теперь Вивальди пилил мои нервы. Интересно, где у Вивальди была осень, когда он создавал ее?

Продолжить чтение
  1324 просмотров
1324 просмотров
апр
11

Гениальность или безумие?

Гениальность или безумие?

​ Как соотносятся безумие и искусство? Оказывается, тенденции в живописи именитых художников и душевнобольных людей бывают схожи.

Есть люди, которые никогда не сходят с ума. Какая ужасная это, должно быть, жизнь!

Чарльз Буковски

«Если вам пока не поставлен диагноз, это еще не значит, что вы не больны», — шутят врачи. Такое утверждение можно применить к любой области медицины, а уж о полном здоровье психики речи не может идти в принципе. Утверждение «психически здоров» является относительным: слишком часто констатируются отклонения от нормы, границы которой не совсем четко очерчены. То, что большинство деятелей искусства страдают психическими расстройствами, утверждать, конечно, нельзя, но то, что их психика часто на грани срыва, — не подлежит сомнению. Можно предположить, что чем здоровее человек с точки зрения врача-психиатра или психотерапевта, тем меньше шансов у этого человека создать шедевр искусства. 

Продолжить чтение
  3310 просмотров
3310 просмотров