прошлое 12 стульев вера стихи свобода мысль Dead Can Dance Дмитрий Ревякин Вставай страна огромная Владимир Высоцкий Культура Жан-Поль Сартр Пабло Пикассо мертвец Владимир Набоков настоящее Ленинград Путешествие на край ночи красота видео красивое фото путешествия Фрейд экзистенция Леонард Коэн судьба Шнур романтика Виктор Пелевин художники Эдвард Мунк философия Тошнота психология Nick Cave воспоминания экспрессионизм Кино Виктор Цой Massive Attack дождь осень Музыка природа творчество Победа сюрреализм живопись Кафка время Лиза Джеррард набоков свобода выбора мирихуана копирайтинг как искусство Остап Бендер писатели Сергей Садовничий фото Золотой теленок Эрнест Хемингуэй Селин копирайтинг контент Сергей Рахманинов цитаты Кристоф Жакро жизнь история любви Клиповое сознание литература краткость глаза зеркало души Джим Джармуш Джонни Кэш Великая Отечественная война молодость клипы иллюзия мечты трогательность рассказ современный мир импрессионизм Анри Тулуз-Лотрек продвижение искусство псизхология Сергей Довлатов Ван Гог Альбер Камю Уникальное видео Чарльз Буковски

Интересное

-
июль
06

Мог бы написать

Мог бы написать

Мог бы написать о пороке, о том, как он лезвиями врезается в кожу.

Мог бы написать о смерти, о ее неизбежности и даже необходимости; о боли утрат.

И о тошнотворных словах, что смердят пафосом, я тоже мог бы кое-что написать.

Мог бы написать о женщинах, которых знал и не знал.

Об их теплых руках, длинных ногтях, внутренней растерянности, похоти и...

Я мог бы написать даже о любви.

Продолжить чтение
  810 просмотров
810 просмотров
мая
31

Сыграть в шахматы с жизнью

Сыграть в шахматы с жизнью

Бывает, разыгрывая партию в шахматы, знаешь, как следует походить, предугадываешь ходы соперника, имеешь представление о дальнейшем развитии игры и вроде бы успех очевиден, но недостает фигур для воплощения замысла. Не так обидно, если ты потерял свои фигуры в ходе борьбы, но самое ужасное – начинать игру, не имея важных фигур в своем арсенале изначально. Жизнь, как известно, игра. Игра непонятно с кем, непонятно за что, непонятно зачем. Жизнь – это шахматы. Но, черт возьми, сложно играть, когда фигуры кто-то снимает с доски, пока отвлекаешься покурить, например. Но никто и не обещал честной игры – раз. В шахматах шанс выиграть остается даже в проигрышной ситуации – два. На крайний случай существует пат, то есть ничья – три. А сыграть с жизнью вничью – уже неплохо.

Продолжить чтение
  1461 просмотров
1461 просмотров
мая
19

Эстас Тонне (Estas Tonne): виртуозная игра на гитаре

Эстас Тонне (Estas Tonne): виртуозная игра на гитаре

Играет на гитаре так, как мечтают уметь многие.

Продолжить чтение
  967 просмотров
967 просмотров
мая
19

Владимир Набоков о литературе

Владимир Набоков о литературе

"Литературу, настоящую литературу, не стоит глотать залпом, как снадобье, полезное для сердца и ума, этого "желудка" души. Литературу надо принимать мелкими дозами, раздробив, раскрошив, размолов, — тогда вы почувствуете её сладостное благоухание в глубине ладоней; её нужно разгрызать, с наслаждением перекатывая языком во рту, — тогда, и только тогда вы оцените по достоинству её редкостный аромат и раздробленные, размельчённые частицы вновь соединятся воедино в вашем сознании и обретут красоту целого, к которому вы подмешали чуточку собственной крови".

Копирайтинг как искусство: Мега-Текст

  912 просмотров
912 просмотров
апр
30

Путешествие на край ночи

Путешествие на край ночи

Холод. Перрон. Московская область. Я стоял на потрескавшемся, зацелованном лужами осени асфальте. Рядом со мной находились озабоченные бытием, замерзающие и курящие люди. Они переминались с ноги на ногу в ожидании электрички.

Трудно думать, когда холодно, и я почти не думал. Просто стоял, мерз и смотрел в серо-бетонную даль убожества, периодически озираясь на людей, что обступили (так иной раз казалось) меня со всех сторон. Наконец вдалеке забрезжил огонек электрички. И вот она остановилась. Зеленая, грязная… ее двери распахнулись ненадолго. И мы всей толпой устремились внутрь, толкаясь, раздражаясь, наступая друг другу на пятки. О, как же мы все любим друг друга!

Я уселся на деревянное сиденье у видавшего тысячи глаз окна. Осень злобно скалилась мне по ту сторону стекла, как бы говоря: я тебя всё равно достану, малыш! Я оскалился ей в ответ. Электричка тронулась. Вокруг — привычные полунищие русские люди. Мы все едем в Москву. Работать, воровать, любить, а кто-то наверняка умирать. Вставил наушники. Настроился на классическую волну по радио, теперь Вивальди пилил мои нервы. Интересно, где у Вивальди была осень, когда он создавал ее?

Продолжить чтение
  1180 просмотров
1180 просмотров